Опубликовано: 17.11.2017

С первых же дней Советской власти в Якутии вопросы здоровья и жизни детей в условиях голода и разрухи решались по разряду военных. В сложные для страны сороковые годы 20-го века в Якутии была создана сеть лечебно-профилактических учреждений по охране материнства и детства. В 1925 году в Якутске были открыты детско-женская консультация и амбулатория по приему детей от трех до четырнадцати, и до 1937 года детям оказывалась только амбулаторная помощь. В сокращении распространения инфекционных заболеваний большую роль сыграло создание участковой службы. Но развитие только амбулаторно-поликлинической помощи детям не решало всех проблем в детском здравоохранении, остро необходима была стационарная помощь.

Как бы там ни было, все мероприятия, направленные на охрану материнства и детства  не могли не сказаться на здоровье подрастающего поколения. Так в 1939 году показатели детской смертности снизились по сравнению с 1937 годом на 36,4%! Для сравнения: до революции детская смертность в Якутии доходила до 62%, а в некоторых наслегах и до 80-90%. Трудно переоценить подвижническую деятельность врачей и медицинских сестер, стоявших у истоков зарождения детской службы в Якутии.

В июне 1941 года была открыта Детская городская больница на 25 коек, которая уже через год была расширена до 40 коек.

По данным Национального архива Республики Саха (Якутия) и свидетельствам очевидцев и непосредственных участников событий, в марте 1942-го, в самое голодное и холодное время, в здании бывших детских яслей – одноэтажном деревянном доме, построенном еще в 30-х годах, в Якутске открылась первая в республике Детская инфекционная больница. Палаты и кабинеты отапливались печами, воду доставляли на лошадях, а отходы утилизировали в выгребную яму. Больница была рассчитана на 30 коек для больных брюшным тифом и дизентерией. Штат был небольшой, врачей и медицинских сестер остро не хватало.

Как самостоятельная детская больница учреждение работает с 1 мая 1942 года, когда было открыто еще одно крыло на 20 коек для больных дизентерией и другими острыми кишечными инфекциями. До этого в больницу госпитализировались взрослые с брюшным тифом и дизентерией. Штат больницы состоял из 47 человек. Главным врачом больницы был назначен врач Владимир Матвеевич Анаскин. Ординатором была врач-педиатр Р.М.Малая. Это люди, должно быть, из когорты настоящих земских докторов, эрудиты, интеллигенты, интеллектуалы…

Уже в ноябре-декабре 1942 года в больнице были развернуты дополнительные койки для коревых больных. Коечный фонд больницы увеличился до 70…

С тех самых пор  и ведет больница свою историю.

К слову: судьбы двух детских больниц – Детской городской и Детской инфекционной так тесно переплетаются еще с «сороковых-роковых», что отделить одну от другой в истории оказалось делом далеко непростым. В поисках материалов об истории Детской инфекционной больницы я обратилась в Детскую городскую больницу, в музее которой как-то видела материалы о зарождении детской службы республики. В больнице вовсю шел ремонт, но главный ее врач Маргарита Ивановна Самсонова лично собрала все имеющиеся альбомы, папки, книги, которые могли пригодиться в работе над этой книгой, за что я ей очень благодарна.

Из книги «Санитарная служба Якутска», 1996г., составители Д.А.Алексеев, З.Б.Селедцова, Е.В.Воробьева.

– Условия военного времени еще более усугубили и без того не слишком благополучную эпидемиологическую ситуацию. Этим можно объяснить тот факт, что инфекционная заболеваемость в это время была достаточно велика. Так, если в 1941 году брюшным тифом переболело 242 человека, паратифом – 170, дизентерией  1814, скарлатиной – 129, дифтерией – 135, то в следующем году эти цифры заметно возросли. Соответственно каждому заболеванию в 1942 году расклад был таков: 266, 211, 2007, 337 и 256 человек.

Детская инфекционная только становилась на ноги, но коллектив больницы был твердо настроен на победу над инфекциями. Можно себе представить, какими усилиями давался каждый процент снижения инфекционных заболеваний среди детей, но цифры говорят сами за себя.

Из отчета за 1942 год можно узнать, что 39,2% из поступивших с дизентерией, приходится на детей до одного года и 13,7% – на детей старше трех лет. Общая смертность от дизентерии среди детей доходила до 127 в год и составляла 19,4%, причем 14,8% детей умирало в первые двое суток. В год в больницу поступало до 1200-1300 детей с различными острыми кишечными инфекциями. Отмечался большой процент больных с тяжелой формой дизентерии, вторичными токсикозами.

Не могу не привести здесь описание порядка приема больных, упоминающегося в одном из первых отчетов больницы: «…больной поступает в специальную приемную, где заполняется паспортная часть и переводится в ванную, где верхнее платье переписывается банщиком и складывается в номерной мешок, смоченный сольвентом, нижнее белье смачивается в дизрастворе, после чего мешок с платьем поступает в дизкамеру, а нижнее белье кипятится и стирается. Сам больной получает санобработку, стрижку, мытье тела и т.д. после чего поступает в коридор, ведущий в палаты…» (С.Слепцова, главный внештатный инфекционист Минздрава РС(Я). «ПРОФПУЛЬС», Вестник Якутской республиканской организации профсоюза работников здравоохранения РФ, 2012г.).

Из материалов книги «Нет стези благодарнее…» Зои Николаевны Игнатьевой, готовящейся к выпуску в честь 75-летнего юбилея Детской инфекционной службы РС(Я)