Опубликовано: 13.12.2021

Covid-19. Март 2020: Как это было…

Мир продолжает бороться с пандемией коронавируса нового типа (covid-19), унесшим и продолжающим уносить жизни людей в разных уголках планеты. В марте 2022 года будет два года, как вирус пришел в Якутск. Каким был тот март, март 2020 для наших медиков? Первые больные, первые эвакуационные бригады, первые обсерваторы и изоляторы, первые «красные» зоны. Все было первым в контексте пандемии, как и сам вирус. Говорят те,, кому выпало стать первыми.

Виктория Ишниязова, врач-инфекционист Якутской республиканской клинической больницы.

– Так получилось, что в нашу смену во время дежурства 17 марта 2020 года в наше отделение поступил первый пациент с ковид-19. Дежурство начиналось как обычно, пациентов как всегда было много. Я консультировала больную в гинекологическом отделении нашего Перинатального центра, когда позвонила заведующая отделением Владилена Васильевна Иванова и сказала, что должен поступить первый больной с утвержденной коронавирусной инфекцией.

В тот день вместе с Викторией дежурили врач-инфекционист Мария  Башинова, медсестра Ольга Григорьева, медбрат Евгений Данилов и санитар Людмила Халабышева.

 

– Вы помните, что чувствовали, когда впервые надели защитные костюмы и зашли в «красную» зону?

– Мы зашли в санпропускник машинально, с каменными лицами и начали надевать защитные костюмы. Мы даже не разговаривали друг с другом, все делалось автоматически. Каждый, наверное, вспоминал свои должностные инструкции, что сделать все четко, без суеты. Было страшно. В мире было уже много летальных исходов, а у нас в отделении было много инфекционных больных с воздушно-капельными и кишечными инфекциями, гепатитами. Надо было всех эвакуировать, объяснить людям ситуацию, кроме того шла плановая выписка. Отделение разделилось на «чистую» и «грязную» зоны, нам предстояло работать в «грязной» (вскоре ее станут называть «красной»). Первого пациента привезли вместе с женой (больных с короновирусом возили тогда в специальных камерах для эвакуации больных с особо опасными инфекциями). Мы осмотрели больных, взяли необходимые анализы, сделали КТ и подтвердили диагноз. Состояние было средней степени тяжести, температура. Назначили противовирусные и антибактериальные препараты, интенсивной терапии не понадобилось. Это уже было неплохо. А на другой день стали поступать люди из окружения первого больного и с каждым днем их становилось все больше. Надо сказать, мы были готовы к встрече таких больных, знали, как должны быть одеты, как делать забор анализов, маршрутизацию анализов, знали алгоритм оповещения руководителей, как лечить… Просто мы не знали, когда это произойдет, и что произойдет так быстро.

– А потом появилась ковид-пневмония. И снова первый пациент был Ваш?

– Нет, он не был моим пациентом, просто в мое дежурство ему сделали КТ и выявили пневмонию. У него была двусторонняя пневмония из-за коронавирусной инфекции, у него в легких было очень много очагов, так называемых «матовых стекол». Он выздоровел и выписался, кстати, тоже в мое дежурство. Впоследствии почти у всех больных мы наблюдали двустороннюю пневмонию, и было непонятно, как она себя поведет. Больные были напуганы и находились в состоянии паники, тревожности, почти каждому требовалась психологическая помощь. Мы понимали, что они пережили стресс, объясняли, успокаивали, утешали…

Саргылана Гуляева, врач-педиатр столичной Детской инфекционной клинической о первых днях работы детских инфекционистов.

– Саргылана Борисовна, Вам выпало стать первым врачом вашей больницы, возглавившим  команду, которая непосредственно работала с больными детьми.

– Всего к работе в изоляторе было отобрано и работало шестнадцать человек: девять медсестер, шесть санитарок и я – врач-педиатр. Каждая бригада состояла из врача, медсестры и санитарки и работала по четыре часа, потом ее сменяла следующая бригада, таким образом, круглые сутки дети были под наблюдением и получали адекватное лечение. Работать в эти дни было, конечно, психологически тяжело. На работу и с работы нас возили, и мы жили в режиме «работа-дом-работа», никаких других контактов, кроме семьи. Хотелось бы отметить слаженную работу всех служб больницы, весь коллектив работал и продолжает работать в унисон, помогая и поддерживая друг друга.

– Как складывался рабочий день бригады?

– С утра обход, осмотр, назначения, а потом, согласно назначениям, в течение четырех часов процедуры и уход за больными.

– Как дети перенесли изоляцию, как относились к лечению?

– Тяжелых детей у нас не было, состояние их оценивалось как удовлетворительное, и наша функция в тот момент была больше наблюдательная, с целью ранней диагностики характерной для covid-19 пневмонии. К счастью, у наших детей эта инфекция прошла без каких-либо признаков ОРВИ.

– Вы работали как провизорное отделение?

– Мы работали как детское провизорное отделение и были готовы к любому повороту событий, постоянно находились в состоянии готовности принять и лечить больных и контактных детей. Вскоре нам добавили еще одного врача – педиатра Дарию Федотовну Козлову

Как семья отнеслась к Вашему новому режиму работы, Саргылана Борисовна?

– У меня дома был надежный мужской тыл, муж тоже врач, у нас двое детей: старший – школьник, младший – детсадник, они относились к моей работе с пониманием, старались помочь.

Сахая Потапова, старшая медсестра отдела воздушно-капельных инфекций №1 ДИКБ.

– Не растерялись, когда поступил первый контактный ребенок?

– Нет, мы были заранее готовы. Нас готовили заранее, мы все прошли учебу, тренировались надевать и снимать противочумные костюмы, знали алгоритм действий. 24 марта развернули изолятор на базе ЛОР-отделения, поступили первые дети, организовано было пять бригад для работы с ними. В их состав вошли врач Саргылана Гуляева, медсестры: Татьяна Неустроева, Варвара Кузьмина, Вера Барышникова, Сахаайа Заровняева, Валентина Павлова, Мария Терентьева, Анна Говорова, медбрат Николай Ноговицын и я. Санитарки: Виктория Ворожцова, Евдокия Данилова, Оксана Соловьева, Наталья Слепцова, Гертруда Петрова и Сардана Горохова.

– По какой схеме работали бригады?

– Одна бригада находилась с детьми четыре часа, потом им на смену приходила вторая, и так в течение дня. Ночная смена работала с двенадцати ночи и до восьми утра. Сначала менялись медсестры, заходили пришедшие на смену, а отработавшие выходили из изолятора. Через полчаса точно в таком же порядке менялись санитарки. Всю смену, четыре часа из изолятора бригада не выйти не могла, поэтому мы готовились к дежурству заранее. Вначале было тяжеловато, но, оказывается, организм человека быстро перестраивается, привыкли. Я, например, уже за полтора часа до дежурства ничего не ела и не пила. Поесть или попить можно только после санобработки по окончании смены. В день дежурства (в 8.00 надо уже заступать) в 7.15 я уже была на работе. В 7.20 – санпропускник, затем одевание, только потом – вход в изолятор. Я очень благодарна администрации больницы, что мне доверили работать в такой сложной ситуации, горжусь, что я участвую в работе коллектива в такой исторический момент. У нас в коллективе вообще очень хороший настрой, будем бороться с вирусом до конца. Хочу, чтобы «корона» была на наших головах, а не в нашем организме!

Эвакобригада

В эвакуационной бригаде оперативного штаба Минздрава республики работали двадцать пять бойцов: двенадцать врачей, тринадцать фельдшеров и медицинских братьев. С каждой бригадой медиков ежедневно выходили также водитель и сотрудник полиции. Транспортом эвакуаторов обеспечивали Администрация города и МУП «ЯПАК».

– Наша задача – эвакуация контактных лиц. Бригада у нас сплоченная, боевой дух есть, – рассказал командир бригады Сергей Черкашин. – Бывает, выполняем в день до ста двадцати вызовов. Иногда контактных лиц становилось очень много, как-то даже пришлось по двадцати пяти адресам выезжать по одному. Эвакуируем не всех, кто контактировал с зараженными, по каждому адресу бригада принимает отдельное решение, исходя из ситуации. Бывает и так, что человек никак не может выехать с нами, тогда проводим разъяснительную работу, выдаем постановление Роспотребнадзора о режиме самоизоляции, проверяем наличие градусника и запаса продуктов.

Обсерваторный госпиталь «Сосновый Бор».

«Сосновый Бор» был первым обсерваторным госпиталем в Якутске, куда поселили первых контактных лиц из окружения первого заболевшего covid-19. Комендантом обсерватора продолжительное время работал врач Медцентра города Алексей Яковлев. Потом на этом посту его сменила директор санатория Яна Иванова (Яна Николаевна просто вернулась на свою работу). Каждый день в «Сосновый Бор» поступали все новые контактные лица, Алексей Аммосович называл их постояльцами, а интеллигентная и мягкая Яна Николаевна – «гостями». В обсерваторе (без отрыва от учебы в онлайн-формате!) работало пятнадцать ребят – студенты мединститута СВФУ и Якутского медицинского колледжа. Комендант выделил машину, чтобы привозить ребят утром и увозить их вечером, оборудовал тренажерный зал для психологической разгрузки медиков и волонтеров и вообще по-отечески заботился о студентах. Как-то Алексей Аммосович попросил обратиться к горожанам за помощью, написать, что в обсерваторе не хватает элементарных вещей: жидкого мыла, бумажных полотенец, чистящих средств, но и без этого в тот же день привез гуманитарную помощь «РОЗТОР», который этим летом выручал многие медицинские организации. Кстати, помогали им многие, да и сам «Сосновый Бор» тоже помогал коллегам из других обсерваторов. Делился масками, к примеру, когда Якутский пчелоцентр привез бочку меда, прополис и иммунные чаи, комендант сразу поделился гостинцами с Октемским обсерватором. Еще трогательный факт: маски для медиков и волонтеров обсерватора шили и ежедневно присылали педагоги санатория и учащиеся коррекционной школы-интерната.

Чаянда

Мужская команда из десяти человек врачей (два терапевта, два хирурга и анестезиолог) и фельдшеров из Якутска, Усть-Алданской, Мегино-Кангаласской, Горной центральных районных больниц добровольцами поехали в вахтовый поселок Чаяндинского месторождения помогать коллегам.

– Нам поручили курировать изолятор, работаем в две смены, два раза делаем обход с осмотром и термометрией, берем на заметку пациентов с повышенной температурой тела, – писал командир отряда врач-терапевт Якутской городской больницы №2 Николай Семенов в первые дни работы десанта в Чаянде, а потом и писать, наверное, стало некогда, ребята только изредка присылали фотографии с короткими комментариями к ним.

Волонтеры-медики

– 195 студентов-добровольцев Якутского медицинского колледжа изъявили желание присоединиться к профилактической работе по предотвращению новой коронавирусной инфекции, проводимой медиками республики, – сообщил Дмитрий Алексеев, директор Якутского медицинского колледжа после того, как получил «добро» от родителей на участие студентов в волонтерском движении.

Студенты пришли на помощь врачам многих медицинских учреждений города и республики.

– Основная наша задача, – писал волонтер, студент третьего курса Медицинского института СВФУ и активист Всероссийского общественного движения «Волонтеры-медики» Максим Дохунаев, – выполнение заказов пожилых людей, которые оказались на карантине или не имеют возможности выйти на улицу. Мы покупаем продукты по их заявкам и доставляем по адресу. А когда узнал, что обсерватор «Сосновый Бор» нуждается в дополнительных кадрах, я записался и туда. Нужны были медсестры, раздатчики пищи и уборщики. Работаем по десять часов. Как волонтер отношусь к этому с добрым сердцем и большой ответственностью, а как студент-медик, причем медико-профилактического дела, в достаточной мере понимаю серьезность и остроту сложившейся ситуации.

Клинические ординаторы

253 врача-ординатора вышли на помощь коллегам в поликлиники Якутска, десять работают в Клинике СВФУ, еще четырнадцать вылетели в Мирный. Все они приняли участие в противоэпидемических мероприятиях. Ординатора второго года кардиолога Артема Асекритова направили в Удачный, и он работал там в АК «АЛРОСА», встречал вместе с сотрудниками Роспотребнадзора приезжающих в аэропорту, осматривал рабочих перед выходом на работу, объезжал контактных.

– Ребята, – писал он о своих товарищах, – каждый день, как на минном поле. Когда через тебя с утра проходят триста человек, а потом ты еще делаешь ежедневный осмотр самоизолированных, трудно не думать о том, что у тебя могла подняться температура…

Если в первые дни практики Артем писал, что в Мирнинском районе заболевших нет, то уже через месяц сообщил, что в Удачном усилилась работа по профилактике распространения инфекции и подробно описывал проводимые противоэпидемические мероприятия.

22 марта врач-ординатор Сахаайа Баландашиева рассказала: «Когда АК АЛРОСА направило предложение нашему университету направить к ним ординаторов и преподаватели спросили, кто бы хотел поехать, отозвались четырнадцать человек первого и второго года обучения. Среди нас есть онкологи, хирурги, рентгенологи, неврологи, инфекционисты, терапевты. Ребят распределили в Айхал, Удачный, Мирнинские больницы.

25 марта Сахаайа написала уже из Айхала: «Нас поставили по здравпунктам. Осматриваем людей, прилетевших откуда-либо, рабочих – вахтовиков, выявляем людей с респираторной инфекцией. Сегодня в поселке открывается обсерватор…

Денис Ощепков, клинический ординатор второго года обучения по специальности «терапия» проходил практику в Якутской городской больнице №3, и работа его и его товарищей была связана с посещением на дому больных, состоящих на диспансерном учете, ребята доставляли домой лекарства, прописанные врачами, рассказывали о противоэпидемических мероприятиях.

К чести медиков следует заметить, что они спокойно (нет, не равнодушно, а именно спокойно) приняли новые условия работы. Работать, принимая определенные меры предосторожности, стало нормой жизни… с тех пор прошло почти два года.

Зоя ИГНАТЬЕВА